Последний эксперимент

Розы Кулешовой.

Сенсационное без преувеличения открытие в 60-х годах эффекта кожного "зрения" - зрения без участия зрительных клеток человеческого глаза - явилось заметным стимулом для научного поиска в новом, неожиданно открывшемся направлении. Может быть, наибольшее внимание в связи с этим пресса уделяла Розе Кулешовой, продемонстрировавшей поразительную способность читать и различать Форму предметов с помощью пальцев рук.

Кому не захочется убедиться в реальности кожного "зрения"? Вот почему на встречу с Розой Кулешовой в редакцию журнала пришли журналисты и ученые, писатели и инженеры.Известно, что свет в зрительной клетке - палочке или колбочке играет роль своеобразного спускового крючка. Он "запускает" цепочку событий-сигналов, завершающуюся воздействием на нервные клетки сетчатки. Рецепторные клетки обладают поистине Фантастической чувствительностью. Например, зрительная клетка-палочка, обеспечивающая наше сумеречное зрение, может "выдать" зрительный сигнал в ответ на единичные кванты света. Обонятельные же клетки способны "почувствовать" несколько молекул пахучего вещества-раздражителя. По своей чувствительности рецепторные клетки человека и животных превосходят все, что известно современной технике. Это своеобразные миниатюрные приборы, не только детектирующие, но и усиливающие сигналы.

Может ли кожа пальцев обладать столь же высокой чувствительностью к световым сигналам? Как объяснить механизм преобразования энергии, сопровождающий процесс кожно-оптического восприятия? Эти вопросы продолжают волновать ученых и специалистов. Вряд ли можно считать до конца раскрытыми и механизмы, имеющие место в обычной зрительной клетке. Не вполне ясно, например, что представляет собой фоторецепторная светочувствительная мембрана диска зрительной клетки. По-видимому, требуют дальнейших исследований ее химический состав и ее реакция на свет. Знание тонких молекулярных и мембранных механизмов поможет офтальмологам, ведь тяжелые глазные болезни очень часто связаны именно с нарушением структуры и функций рецепторных клеток.

ЭфФект кожно-оптической чувствительности выдвигает новые нелегкие проблемы, требующие решения. Не исключено, что исследования в этом направлении помогут составить более полное представление о работе рецепторных клеток вообще. Это значит, что много нового можно будет узнать и о "нормальном" зрении.

В конце минувшего года Роза Кулешова посетила редакцию нашего журнала и провела целый ряд экспериментов, еще раз продемонстрировав свои удивительные способности. Это была последняя встреча с ней: в январе она скоропостижно скончалась в Свердловске, где проживала в последние годы, от кровоизлияния, связанного с опухолью мозга в области правой теменно-затылочной части.

Эта особенность - болезнь мозга - еще более озадачивает исследователей, пытающихся раскрыть секрет необыкновенных способностей Кулешовой.

Владимир Щербаков, кандидат технических наук.

ДЕВУШКА ИЗ СЕЛА ПОКРОВКА

У Розы Алексеевны Кулешовой нашлось много последователей в нашей стране и за рубежом: кожное "зрение" стало даже чем-то привычным для исследователей, которых увлекало все новое и необычное. Эффект был обнаружен у сотен людей, появились научные работы с описанием экспериментов. И все же Роза Кулешова была, пожалуй, первой. Если в данном случае можно говорить о даровании, то дарование Розы Кулешовой было неразрывно связано с некоторыми чертами ее характера и прежде всего трудолюбием.

На встрече с редакцией Роза Кулешова в дополнение к темной повязке с ватными тампонами использовала журнал с плотной обложкой, чтобы отгородить глаза испытуемой .Роза Кулешова родилась в 1940 году в небольшом селе Покровка близ Нижнего Тагила. Отец ее погиб на фронте. Воспитывалась она у бабушки, помогала ей по хозяйству и училась в школе. После семи классов стала работать санитаркой в одной из больниц Нижнего Тагила, Вот что рассказала сама Роза Кулешова о периоде, непосредственно предшествовавшем открытию кожного "зрения":

"В 1960 году я поступила на курсы художественной самодеятельности, окончив которые, пошла работать руководителем драмкружка в общество слепых. Меня поразило, что слепые умеют читать, пользуясь специальной азбукой и буквами, выколотыми на бумаге. Что они ощущают при этом? Как говорится, лучше раз испытать самому, чем сто раз услышать. Для начала я стала тренироваться на вырезной азбуке для первоклассников. За день мне удавалось запомнить очертания двух букв, а саму азбуку я освоила за две недели. Потом на собственный страх и риск попробовала читать вслепую обычные буквы. Сперва ощущала только шероховатость. Но через полтора года научилась читать печатный текст.

Весной 1962 года я заболела ангиной. Меня положили в больницу, где вырезали миндалины. Однажды я предложила женщинам из своей палаты закрыть мне глаза и дать книгу. Водя пальцами по странице, я прочла строки три. Женщин это изумило, они перепугались и побежали к врачу. Разумеется, врач не поверил, вызвал меня в кабинет и дал книгу, положенную в наволочку. Рука моя вместе с книгой была прикрыта наволочкой. Я закрыла глаза ладонью другой руки и прочла целую страницу медицинской книги, совершенно мне незнакомой. В результате в местной газете появилась статья обо мне.

Летом того же, года в Нижнем Тагиле открылся цирк для детей, куда меня пригласили работать. В то время в городе нередко можно было видеть афиши: "Цирк с участием Розы Кулешовой". Я читала с закрытыми глазами, распознавала цвета предметов и их очертания, не прикасаясь к ним.

В 1965,году я переехала в Свердловск, поступила работать в школу для слепых детей. Я обучала их своему методу, однако не говорила, что я зрячая. Это делалось в педагогических целях, чтобы внушить детям уверенность в себе. Особенных успехов добился Сажа Никифоров, который научился узнавать предметы на расстоянии и ходить без палки и проводника".

КАК ЧИТАТЬ ПАЛЬЦАМИ?

На этот вопрос Роза Кулешова простодушно ответила: "Читать пальцами трудно: нужно закрыть глаза, прикоснуться к тексту, найти нужную строку - вот и все".

И она тут же прочла несколько строк, набранных довольно мелким шрифтом. Один раз она ошиблась: вместо "моделист-конструктор" прочла "молодец-конструктор". Ошибка, согласитесь, незначительная, если учесть всю необычность этого опыта.

Эксперимент есть эксперимент, даже если его проводят журналисты. И потому были предприняты все меры предосторожности: сама постановка опытов не должна ни у кого вызывать сомнений. Конечно, недостаточно просто закрыть глаза ладонью: в самую маленькую щелку можно многое увидеть. Но повязки из плотной темной ткани и ватные тампоны, наложенные на глаза, дают как будто бы достаточную гарантию чистоты зкспериментов. В таких "жестких" условиях можно уповать только на кожно-оптическую чувствительность и ни на что другое.

Скептики неумолимы, и опыты решили усложнить. В тот раз на встрече с редакцией журнала Роза Кулешова попробовала читать пальцами ног, локтем - и успешно. Кто-то предложил поставить еще одну преграду для канала зрительного восприятия. И вот в дополнение к темной повязке с ватными тампонами появился журнал с плотной обложкой, который держали так, чтобы отгородить глаза испытуемой от текста, который она читала. Сомнения исчезли, эффект кожного "зрения" остался.

Крупный шрифт Кулешова читала даже тогда, когда печатную страницу "упаковывали" в конверт. Правда, чтение при этом было медленным, особенно мешал клей, нанесенный на конверт. Все же и в таких необычных условиях "эффект Розы Кулешовой" заявлял о себе.

Потом над чистым листом бумаги по просьбе самой Кулешовой написали двузначное число, так сказать, бесконтактно, не касаясь пальцем бумаги. Не исключено, что это число, как бы написанное в воздухе, оставило на бумаге тепловой след. Факт остается фактом: Роза безошибочно назвала его.

А теперь перейдем к совершенно уникальным способностям Розы Кулешовой - угадыванию задуманных карт Зеннера. Один из экспериментаторов задумал сначала круг, а затем изменил решение и стал думать о звезде. Роза Кулешова так и сказала: "Сначала задуман круг, потом звезда". Читатель, наверное, догадывается; здесь речь идет уже не о кожно-оптической чувствительности, а об иной, не менее удивительной проблеме - передаче биоинформации на расстояние. Как она, собственно, передается, никто пока не знает. Более того, сам факт такой передачи многие специалисты считают недоказанным.

У ГОРИЗОНТА НЕВЕДОМОГО

"Когда я читаю, то от черного цвета ощущаю тепло, а от белого - холодок на пальцах", - сказала однажды Роза Кулешова.

По просьбе присутствующих Роза Кулешова выполняет различные задания, демонстрируя эффект кожно-оптической чувствительности.Оказывается, кожное "зрение" зависит от цветовой гаммы, даже от освещенности в помещении. При естественном освещении кожа наиболее чувствительна к красному и оранжевому цветам. Желтый, зеленый и голубой оттенки наименее "уловимы", а синий и фиолетовый опять хорошо обнаруживаются пальцами. Если вспомнить спектр разложения обычного белого света, то нетрудно прийти к выводу, что кожно-оптическая чувствительность особенно проявляется на его краях.

Есть данные в пользу зависимости остроты кожного "зрения" от процессов возбуждения, связанных с высшей нервной деятельностью.

У испытуемых со слабым возбудительным процессом способность к кожному "зрению" выше, чувствительность ладони к признакам цвета у них больше.

Кожа человека реагирует на предварительное облучение инфракрасными или ультрафиолетовыми лучами. Если ладонь облучить ультрафиолетом, то вероятность того, что текст будет прочитан пальцами, повышается. Короткие волны дают как бы добавочный импульс, улучшают характеристики своеобразного приемника. Наоборот, предварительное тепловое облучение (инфракрасные лучи) снижает остроту кожного "зрения".

Кожа читающих пальцами более чувствительна к раздражению электрическим током. Однако исследования в этой интересной и многообещающей области только начинаются.

Как ни странно, свидетельство самой Розы Кулешовой в пользу тепловой гипотезы требует тщательной проверки. Ничего странного, конечно, нет в том, что человек воспринимает тепловой рельеф, реагирует на тепло, но от одной этой способности до чтения пальцами еще далековато.

У тех, кто видел Розу Кулешову, осталось впечатление необъясненной тайны. Эффект, который вполне может быть назван ее именем, думается, еще ждет своей разгадки. Но человека, давшего свое имя этому эффекту, увы, уже нет.


Техника - молодежи N8 1978 г.

Назад

X